В Тридевятом царстве

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В Тридевятом царстве » Тогда » Далеко


Далеко

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Огнеслава, Дарен;
Время: пару месяцев назад;
Место: Новый мир, Атлас;
Краткое описание: Огнеслава, отправляясь на важное задание, решает попрощаться с другом.

0

2

Внешний вид: волосы свободно распущены, некоторые заплетены в тонкие косицы, украшенные яркими перьями и полудрагоценными бусинками; платье; на ногах плетеные сандали.
Жар-птица прекрасно понимала, что все слова Всеслава были правильными, что ей беда не просто подошла к порогу, она уже давно топчется в доме. Буквально грязные сапоги о простыни вытирает. И каждое промедление грозит тем, что Оплот перестанет существовать. Школа держится пока еще чудом, пусть сопротивление давно пало.
Огнеслава прислонилась спиной к стене коридора. Ей нужно просто смириться с тем, что она потеряла еще одного человека на своем бесконечно долгом жизненном пути. Всего лишь человек. Девушка прикрыла глаза. Но как немного было таких, с кем действительно не хочется расставаться.
Она не испытывала иллюзий. Всеслав Оплот никогда не бросит - здесь его жизнь. А она возвращается в Тридевятое. И скорее всего надолго. Такие дела, какие были поручены ей, быстро не делаются.
Слава резко выдохнула, отлепилась от стены, выпрямилась, тряхнула волосами и вскинула голову. Ей не впервой. Это часть платы за бессмертие. И она переживет это расставание также, как остальные. С улыбкой на губах и навсегда сохраненных в памяти лицах. Девушка двинулась к выходу. Чего тянуть, пора высиживать.
Но. Кстати о расставании. Огнеслава резко затормозила и повернулась в обратную сторону. Она покидает Оплот надолго, если не навсегда. А ведь в этом святилище науки и магии не только Всеслав стал ей дорог. Есть и другие люди, с кем нужно хотя бы попрощаться. Недолго поколебавшись, птица, уверенно набирая скорость, пошла, почти побежала, по коридору. Если Дара не окажется в библиотеке, то можно оббежать пару аудиторий, а потом заглянуть в его жилище. Время поджимает, но способно немного подождать.
Огнеслава и без того редко передвигалась чинной и степенно, а теперь и вовсе не собиралась медлить. Поворот, еще один, лестница. Дверь. Заглянуть, осмотреться. Выйти и дальше по маршруту.
- Ну наконец-то, вот и ты! - звонко сообщила Слава, найдя пропажу и влетая в помещение, лишь для проформы стукнув по косяку двери пару раз. - Чем ты тут опять заня.. занят?! - разобрав, чем таким опять мается этот неугомон от науки, она на секунду осеклась. Но все же нашла в себе силы закончить фразу.

+1

3

Внешний вид.

День выдался на удивление спокойным - ни у старших товарищей, ни у командиров войска, занявшего Атлас, не находилось поручений для Дарена, так что решил он воспользоваться редкой возможностью и заняться вещами, на которые прежде времени не находилось: например, попытаться сварить зелье, рецепт которого он вычитал в одной из библиотечных книг давным-давно, но до которого руки никак не доходили... Дарен сходил за книгой, в которой он зелье это увидал, да отправился в свои покои, где принялся за дело.

Зелье сложным оказалось, требовало оно постоянной концентрации: ингредиенты необходимо было добавлять в строгой последовательности, само варево надо было помешивать с определенными интервалами то в одну, то в другую сторону, да температуру огня постоянно менять... Дарен полностью сосредоточился на своем занятии - не дергал его никто, и в какое-то мгновение он попросту выпал из реальности; оказался Дарен в своем собственном мирке, один на один с бурлящим варевом, которое он мерно размешивал, отсчитывая число движений... А потом в этот мирок вторгся громкий голос.

Дарен вздрогнул, и рука его замерла. Осознав это, он выругался сквозь зубы, но было уже поздно - зелье полыхнуло огнем, и из котла повалил вонючий дым.

- Уже не занят, - ответил Дарен, взмахом руки заставляя дым рассеяться.

Он уставился на вторженца - им оказалась Огнеслава, достопримечательность местная. Глядя на нее, Дарен не знал, чего ему хочется больше: выругаться, ведь зелье, на которое он потратил последний час, было испорчено, или улыбнуться, ведь он, тем не менее, был рад ее видеть. В итоге Дарен не сделал ни того, ни другого.

- Ты хотела что-то? - поинтересовался он, встав из-за стола, на котором стоял котел, и шагнув ей навстречу.

+1

4

Огнеслава немного обалдело смотрела на котел, над которым секунду назад полыхнул огонь. Что там такое кашеварил Дарен? «Надеюсь, он угощать сим дивным варевом не будет? Я заранее пас!» Жар-птицы, конечно, бессмертны и повредить им сложно, но она сейчас склонна была просто поверить в данный факт, не устраивая проверок и экспериментов. Однако любопытствующая натура быстро взяла вверх, не давая Славе долго стоять скульптурой имени самой себя. Она даже позабыла о причине визита на секунду.
- Что это такое? - девица подскочила к котлу, игнорируя вопрос друга – интерес важнее, - сунула туда нос. И тут же отпрянула: - Фуу! Это что, твой обед?! – прыснула птица. Ответов на вопросы ей в принципе и не требовалось – мысль неслась дальше огромными скачками. Огнеслава всегда общалась с людьми в подобной манере: заинтересованная жар-птица походила на мини-смерчь в юбке. Вот и сейчас она бегло оглядела стол, на котором обретался котел. Ингредиенты ее не заинтересовали, зато раскрытая книга привлекла внимание. – Ага! – нос в рыжих конопушках немедленно сунулся туда. – Интересно… - протянула Слава и неожиданно вспомнила, что вообще-то она сюда не просто так заскочила, соскучившись и решив узнать, как у Дарена дела. – Ой! – она вскинула голову на собеседника, собираясь рассказать свои последние новости. Но взглянув мужчине в лицо вместо этого с губ сорвался смешок, превратившийся в тихий беззлобный смех, который девица постаралась спрятать в ладони. Кажется, зельевар не успел вовремя отпрянуть от котла, когда зелье превратилось в пшик. И теперь радовал общественность в ее лице темными подкопченными пятнами на скулах, кончике носа и подбородке.
Слава жестами и мимикой, как могла, постаралась донести до визави тот факт, что ему надо протереть лицо.
- Ах да, что я хотела! – дошла очередь и до вопроса Дарена. – У меня новости! – по мере того, как в голове оживали недавние мысли и переживания, смех умолкал, и улыбка с лица сползала. – Я покидаю Оплот на неопределенное время, - жар-птица на секунду грустно поджала губы и вздохнула – Вот, заглянула попрощаться! Я скорее всего очень долго еще теперь здесь не появлюсь. – для нее понятие «очень долго» означало, что пройдет человеческая жизнь, а то и не одна, а она все также будет пребывать в Древних землях.

Отредактировано Огнеслава (2014-08-27 00:21:45)

+1

5

На пороге она простояла недолго, вбежала в комнату и тут же сунула нос во все углы - и в котел заглянула, и в книгу раскрытую заглянула... Вот только о цели своего визита так и не сказала; хотел было Дарен поторопить - но тут она сама повернулась, потеряв интерес к его инвентарю, да раскрыла рот... Но вырвался у нее только удивленное восклицание, превратившееся затем в смех.

Дарен изогнул бровь, не понимая, что ее рассмешило.

- Что-то с моим лицом? - догадался он и, заражаясь ее настроением - ей всегда каким-то образом это удавалось, - тоже рассмеялся.

Взглянул он затем в зеркало - и впрямь, что-то с лицом. Его физиономия была покрыта темными пятнами, оставшимися после неудачи с зельем; Дарен поспешил их вытереть. Тем временем, Огнеслава начала говорить.

- Новости? Ты опять что-нибудь сожгла, и Всеслав тебя из Оплота отсылает? - почему-то в присутствии Огнеславы язык Дарена словно деревенел, и всякое красноречие, ему обычно свойственное, исчезало. Вот и сейчас - пытался он пошутить, да шутка вышла совсем не смешная. Жар-птица даже не улыбнулась - наоборот, постным ее лицо стало.

Впрочем, как стала она дальше говорить, так понял Дарен, что дело не в нем.

- Серьезно? - Дарен был бы уверен, что Огнеслава пытается разыграть его в ответ на сказанную им глупость, если бы не было ее лицо настолько грустным. Похоже, и в самом деле уезжать собралась. - Почему? Это связанно с Орденом? - напряженным голосом спросил он.

+1

6

В другое время она бы обязательно и с большим удовольствием устроила бы шуточную пикировку, изобретательно доказывая, что сжечь что-либо не по ее части. А может сразу и продемонстрировала бы, насколько не по ее. Но сейчас к шуткам не тянуло.
- Серьезно, - кивнула Слава. Куда уж серьезней. Оплот стал ей практически домом, местом, где ей уютно и бесконечно интересно. Покидать его она не планировала. Но возникли обстоятельства, и ей приходится это делать. Не без сожаления, но с пониманием правильности своего поступка. Хотелось верить, что Всеслав и без ее удачи и участия сможет успешно лавировать в непростой ситуации.
А Дарен, как обычно, метко попал в цель своими вопросами.
- И в кого ты такой умный? – дернула бровью Слава. – Мозг не жмет? – старая шутка получилась без огонька. Жар-птица дернула плечом, - И да, и нет. В большей степени, конечно, с ним, – губы на секунду стали жестче, сжались плотнее. Слава искренне не любила Орден и его деятельность, потому что ненавидела войну и кровь, в которой орденцы топят земли.
Встряхнулась, выкидывая из головы неприятные мысли. Мысленно щелкнула себя по лбу. Вот еще, в такой момент вспоминать и обсуждать этих кровожадных идиотов. В любой ситуации надо искать положительные стороны. Под таким девизом Огнеслава жила всегда, и собиралась жить дальше. Посмотрела на напряженное лицо Дарена. Нда, это не прощание, а черте-что получается. Прощание должно оставлять светлые чувства.
- Не гляди таким букой, - отбрасывая свои печали, она почти без силы, легко толкнула друга кулачком в предплечье. – Зато ты теперь можешь спать и заниматься спокойно! – она бесшабашно подмигнула другу. – Никто не будет врываться и портить тебе эксперименты, - она мельком кинула взгляд на котел с неприглядного вида массой в нем, прикусила губу и хитро опустила глаза долу, старательно демонстрируя, как ей стыдно за содеянное. Глядишь, еще прокатит, - лукавых глаз-то не видно.
- В общем, - она снова вскинула голову, прекращая ломать комедию и настраиваясь на более серьезный тон. – Даже не знаю, что подарить тебе на прощание. Может, подскажешь? Но в любом случае, в Оплоте было бы вполовину не столь интересно без тебя. – комплименты у жар-птицы всегда были типично птичьими, распознавали и понимали их правильно только те, кто общался с ней довольно часто, зная о двуипостасности ее существа. Например, когда она какой-то девице в торговых рядах сказала, ее волосы красиво выглядели бы в виде хвостовых перьев, та обиделась на «наглую девку», а ведь Огнеслава совершенно непосредственно восхитилась цветом и шелковистостью волосяного покрова, сравнив с самым дорогим для себя.

+1

7

- В самую пору, - будничным тоном проговорил Дарен.

Его лицо стало бесстрастным - Дарен не попытался ни выдавить фальшивую улыбку, чтобы приободрить Огнеславу, явно расстроенную грядущим отъездом, ни как-то выдать захлестнувшее его раздражение - и на Орден, продолжающий рушить привычный образ их жизней, и на Огнеславу, принесшую дурную весть... Кстати об Ордене. Императору наверняка интересно будет узнать, почему жар-птица, которой он давно интересовался и которую он определенно хотел бы заполучить в собственные загребущие лапы, вдруг исчезла.

- Куда и зачем ты отправляешься? - спросил Дарен почти требовательно, но вовремя спохватился и смягчил голос. Он надеялся, что ее путешествие не имеет никакой важной цели, - он надеялся, что она просто решила уйти с линии огня в безопасное пока место. Если же за ее уходом кроется что-то большее, он будет вынужден доложить Ордену - а стучать на подругу не больно-то хотелось.

А та снова заулыбалась, вернувшись в обычное свое настроение, и заговорила, шутливо толкая его кулачком в плечо. Дарен скривил губы в ответной малоправдоподобной улыбке и отвернулся, чтобы очистить котел.

- Счастливые наступят времена, - хмыкнул он и повел в воздухе рукой - остатки зелья тут же исчезли из котла, засиявшего прежней чистотой. Отставив его на место, Дарен повернулся к Огнеславе. - Мне ничего не нужно. Хотя... можешь подарить перо. Сначала оно будет напоминать мне о тебе, а потом, когда меня наконец выставят из Оплота, я буду распродавать его по частям, - он ухмыльнулся.

+1

8

Огнеслава не ожидала такого, но, кажется, весть о ее отбытии выбила Дарена из колеи сильнее, чем она предполагала.
- Да сама я только пока не знаю, - пожала жар-птица плечами, - куда конкретно. В смысле, нет, общее направление есть и цель тоже. Но все детали буду продумывать в процессе, - она тряхнула волосами, отбрасывая пряди спереди назад. Нахмурилась, взирая на собеседника - В Древние земли я лечу. Не хочу жить под гнетом Ордена, не хочу, чтобы тамошние люди оказались не готовы к его натиску. Вот, хвост даю на ощипание, не остановится войско, дойдя до Узкого моря - дальше ведь попрутся! - уголок губ дернулся. - Да и здесь им не место, м? Не переживай, - Огнеслава одобрительно кивнула другу. - сил у меня не так много, но что смогу, сделаю. Здесь мой дом последние годы, дорогие для меня люди.
Таковых действительно дорогих немного - по пальцам руки пересчитать. Всеслав, Дарен, Талиана, за уши еще можно Джарри притянуть. И как ни странно все. Но и столько уже очень много для жар-птицы.
Слава машинально проследила, как друг очищает котел. Вот в чем магам повезло, так это в том, что не нужно муторно руками работать. Ей бы ту черную дрянь пришлось бы долго от стенок отскабливать.
- Перо, говоришь? - задумчиво протянула жар-птица, собирая губы трубочкой. Сегодня у нее день дележа ее перьевого покрова - не иначе. Но для Дарена - не жалко. - Для тебя - самое яркое, - рассмеялась она. - Но с чего бы тебя должны из оплота выставить? Рассказывай, давай, что ты уже успел ужасного натворить, что переполнит чашу терпения здешних магов?! - вот не верила она, что Дарен когда-нибудь отсюда уйдет. В ее сознании он и школа - неразделимы. Также как и Всеслав. Наверное, такой увлеченностью своим делом ей эти люди и импонировали.
- Тааак, - протянула она, оглядываясь, - куда бы пойти, чтобы одарить-то тебя? - превращаться прямо тут и позволять драть из себя перья Слава не хотела. Сама справится. Отданное добровольно и с искренними добрыми намерениями ценее.

+1

9

Когда Огнеслава, отбросив всякие беды, вновь принялась радостно тараторить, на лице Дарена заиграла слабая улыбка - словно бы слова ее его расмешили, - но на деле никакого веселья он не испытывал. Мысли его были мрачными - он раздумывал о том, что только что услышал, и о том, как ему поступить. Хотелось бы ему прикрыть Огнеславу - действительно хотелось бы, - но Дарен слишком хорошо знал, что происходит с теми, кто обманывал императора или чего-то не договаривал. А потому... Потому ему придется доложить. Другого выхода просто нет, сказал он себе, отводя взгляд от ее лица - Дарену почему-то стало тяжело смотреть ей в глаза, - и делано смеясь.

- Пока ничего, - ответил он, - но ты их знаешь. Они не терпят конкуренции, а я, как пить дать, очень скоро всех их обойду.

Скоро и обходить-то будет некого, подумал Дарен, - всех перебьют. Скоро и Оплота-то может не остаться... На мгновение Дарен даже порадовался, что Огнеслава улетает, - потому что не придется ей смотреть, как уничтожают их дом, их соотечественников и их дело.

- Пойти ты можешь в спальню, - он махнул рукой в сторону скрытой за занавеской двери, ведущей в другую комнату. - Сама-то справишься, больно тебе не будет?

+1

10

- Так обходи их поскорее, тогда сам сможешь диктовать им свои условия, - радостно посоветовала другу Огнеслава. В Дарена она, разумеется, верила, правда, достаточно объективно относилась к тому, сколько ему еще расти до уровня старейших магов Оплота. Но по теперешним временам все маги напересчет, все нужны для родной школы, все важны.
Она прихлопнула себя по бедру, глянула в ту сторону, куда махнул Дарен, кивнула, мол, подходит. Спальня, так спальня. Ей по большому счету просто нужно пространство и немного времени. Но на вопрос друга она, не выдержав, смешливо фыркнула. В голове очень ярко представилась картинка, как она, пыхтящая, ругающаяся на чем свет стоит, с шалыми глазами, клювом с усердием тянет из собственного крыла собственное же перо, и никак не может его выдернуть. Она мотнула головой, что можно было с натяжкой принять за кивок. Рот открывать Слава опасалась, потому что из груди рвался смех. Но Дар, еще чего доброго, решит, что над ним. Особой обидчивости за ним жар-птица пока не замечала, но мало ли. Ведь по большому счету именно его вопрос и вызвал этот приступ веселья. Но мужчина не виноват в том, что не в курсе таких интимных подробностей, как потеря жар-птицами их перьев.
- Все как надо, - намного справившись с собой, пояснила она, скрываясь за занавеской.
Обстановка спальни Дарена ее не заинтересовала. Дверь за Огнеславой мягко закрылась. Шаг. Еще один. На третьем девушка мгновенно преображается. Взлетают, подкидывая тело немного вверх, крылья, и на край кровати садится большая птица с золотистым оперением.

Как у любых представителей пернатых, перья жар-птицы иногда падают сами по себе, потому что прошло их время. Так любой человек теряет волосы, когда отмирает луковица. Иногда перья выдергивают особо удачливые охотники за редкостями и ценностями. Такие перья тускнеют быстрее, чем те, которые выпали сами или отданы магической птицей добровольно.

Сейчас как раз наклевывался третий вариант. Слава потопталась, устраиваясь поудобнее. Раскинула крылья во всю их длину. Кажется, что-то задела из вещей друга и свалила, потому что явственно услышала стук об пол. Но ей сейчас не до этого. Птица прикрыла глаза, затянув те белой пленочкой. А потом резко взмахнула крыльями: вверх-вниз-сложить их за спиной.
На пол, медленно кружась, опускалось широкое золотистое маховое перо. По кромке еще пробегают огненные всполохи.
Огнеслава встряхнулась, обернулась и соскочила с кровати. Несколько нерешительно оглянулась на дверь. Ей в голову пришла мысль: оставить подарок тут где-нибудь, на подушке. А самой улететь через окно. Ведь все, что хотела, она уже сказала.
Но все-таки покачала головой своим мыслям, подхватила собственное перо, провела пальчиком по его стержню. "Приноси радость и удачу новому владельцу!" от души пожелала она, снова появляясь в комнате, где ждал ее Дарен.
- Волшебный сувенир от жар-птицы готов! - с широкой улыбкой известила она, проворачивая перо в пальцах поднятой руки. А после с нарочито торжественной мордашкой протянула свой презент другу. - На счастье и для успеха в жизни, - вполне серьезно возвестила она. Экспериментировать с таки не доводилось, но она вполне искренне верила, что если пожелает от всего сердца, то пожелания сбудутся.

+1

11

Время, которое необходимо было Огнеславе для того, чтобы добыть перо, Дарен решил посвятить размышлениям, не дававшим ему покоя с того самого момента, как она объявила о своих планах. Так что, проводив ее, скрывшуюся за дверьми, взглядом, он отошел от стола к стоявшей у стены скамье и, опустившись на нее, устало потер переносицу; мысли его обратились к неприятному выбору, перед которым он оказался.

Кто бы знал, как ему не хотелось докладывать о Славе! Он без сожаления предал всех своих соотечественников - а потому, казалось бы, ему ничего не стоило расправиться с одной-единственной женщиной, но... Но Огнеслава - это совсем другое дело; она была его другом, и он дорожил сложившимися между ними отношениями, он был по-настоящему к ней привязан - как до сих пор привязывался только к матери. И потому он чувствовал себя самым гнусным ублюдком, каким только может быть человек. И делалось Дарену только гаже от понимания, что у него не хватит смелости прикрыть ее. Он заведомо знал, что выложит императору все, - поскольку слишком боялся наказания.

Единственное, что он мог сделать, - это не докладывать сразу; задумчиво гладивший простое золотое кольцо, надетое на его палец одним из воинов Ордена, он думал, что даст ей время уйти, - а потом уже отправится к императору. Это решение отзывалось где-то внутри чувством, странно похожим на гордость.

Тем временем в соседней комнате, где до сих пор стояла мертвая тишина, что-то стукнуло; этот звук вырвал Дарена из размышлений, он оторвал глаза от кольца и поднялся, шагнув к дверям и уже взявшись за ручку, но все-таки остановившись и дождавшись, пока Огнеслава сама не выскочит из комнаты, сияя улыбкой на лице и огромным золотым пером в руках.

У Дарена перехватило дыхание, когда он принял из ее рук подарок - перо было горячим, но не обжигающим, и легким, практически невесомым; осторожно сжав его в пальцах, Дарен отошел к столу, чтобы аккуратно поместить перо на книги.

- Ничего не спалила? - шутливо поинтересовался он, повернувшись к Огнеславе. Устроив свой подарок, он выпрямился. - Спасибо. Я ведь ляпнул первое, что пришло в голову, и совсем не думал, что ты согласишься... Но спасибо. Продавать я его не стану, не беспокойся. Покуда оно будет напоминать мне о тебе, я никому его не отдам, - улыбнулся Дарен - на этот раз улыбка вышла усталой, но вполне искренней. - А теперь... Что будешь делать? Тебе наверняка еще со многими нужно попрощаться.

+1

12

- Спалила, - охотно, даже чересчур охотно для правды закивала Огнеслава. – Спать тебе теперь на коврике у двери! – она хихикнула, очень живо представив себе такую потрясающую картину. Заходит вот кто-то к Дарену в комнату и… спотыкается о колдуна, мирно спящего калачиком у входящего под ногами. Падение. Мат. Синяки.
Попутно Слава вспомнила, что, кажется, все-таки оставила она комнату не в идеальном порядке. Ей же не показалось, что она задела что-то крылом? Впрочем, возвращаться, ползать по полу на карачках, искать уроненное и поднимать его она не стала. Авось, ничего страшного друг так не держал.
Жар-птица немного рассеянно проследила за уже бывшей своей частичкой, устроенной на открытой книге. Пожала плечами.
- Да пожалуйста! – в глубине души ей было невероятно приятно то, что ее прощальный дар оказался действительно по душе, а не просто данью традиции. Не каждому она, разумеется, любимое перышко бы отдала. Но для Дарена не жалко. За всю свою жизнь она добровольно отдала не больше шести перьев, но ни об одном даре не жалела. – Оно теперь абсолютно и полностью твое! Хоть пишущей принадлежностью делай, хоть в волосы вплетай, - бурное воображение и здесь не сплоховало, подкинув Огнеславе образ Дара со светящимся пером за ухом. Красавец, да и только.
Слова были сказаны. Подарки сделаны. Птица повернулась к выходу из комнат друга, собираясь уходить. По собственному опыту она хорошо знала, что чем больше тянешь, тем больнее расставание.
- Да с кем? – Слава повернула голову к Дарену, и ее улыбка стала чуть грустной. – Тали вернется только на следующей неделе. Слав… - она не удержала короткого вздоха. Оставлять Всеслава было больнее всего, тем более что терзало смутное ощущение опасности. С таким она жила уже год, но сейчас оно словно усилилось. Когда жар-птица рассказала об этом Всеславу, тот как раз и решил отправить ее за помощью, посчитав, что предостережение относится ко всему Оплоту. – С ним я уже попрощалась. С тобой вот теперь тоже. Так что пойду ловить попутный ветер крыльями и к Тридевятому. – она сделала шаг к двери, - Разве что еще к дядьке Шеру загляну. Где я еще такое пиво найду? – она лихо подмигнула другу, преодолевая последние локти до двери в коридор Оплота. К знакомому трактирщику и впрямь можно было завернуть на секундочку. Тот всегда неплохо относился к рыжей смешливой девчонке.

+1

13

Дарен недоверчиво прищурился, когда Слава принялась говорить об ущербе, и - ничего не сделал; только улыбнулся, поскольку опытом он уже был научен - если она рассказывает о неприятностях, учиненных по несчастному случаю ею же самой, настолько бодро, то беспокоиться не стоит. Бойкость голоса и хитрый прищур выдавали ее забавы с потрохами.

Она, однако, на мгновение задумалась, заставив Дарена заволноваться - вдруг он в своих рассуждениях оказался не прав, и в покоях вместо постели его действительно ждет горстка пепла?.. - но ее лицо тут же разгладилось, и она перескочила на другую тему.

Дарен, забывая о недавних тяжелых размышлениях, рассмеялся, слушая ее предложения.

- Вплету, не сомневайся. А потом, пожалуй, закажу портрет. Отправлю тебе одну из копий, - ухмыльнулся он.

Ответа уже не последовало - Слава уже развернулась, намереваясь направиться к выходу. Она шагнула вперед, и улыбка сошла с лица Дарена, не знающего, как ему лучше поступить, и потому решившему не предпринимать ничего, чтобы не испортить последнее ее впечатление о доме. Не желая наблюдать за ее уходом, он повернулся к столу, и взгляд его забегал по корешкам книг, сложенных у стены, - он принялся размышлять о том, за каким занятием скоротает время, прежде чем отправится к императору. Но тут Огнеслава, которая, он думал, уже ушла, по обыкновению забыв захлопнуть за собой дверь, вновь подала голос. Дарен обернулся.

Она улыбалась немного грустно, и Дарену захотелось приободрить ее - да вот только ничего в его голову-то и не шло; он не привык провожать кого-либо в путешествия - тем более, в такие, из которых можно и не вернуться, - и потому не имел ни малейшего понятия о том, что говорят в таких случаях. "Еще увидимся" явно было не к месту.

- Будешь нам писать? - наконец улыбнулся он. - А пиво... Пиво это идея хорошая. Вот только лететь-то потом сможешь? - она уже направилась к двери, и Дарен замер, глядя ей в спину.

А потом наконец решился - и, подхватив свой плащ, шагнул следом.

- Ты ведь не против компании? - поровнявшись с ней, поинтересовался он. - В любом случае уйти я не уйду, мне тоже захотелось выпить. Да и в одиночестве ты выглядела бы жалко, - он шутливо ткнул ее в бок, - как одна из здешних матрон, осаждающих трактиры, только не такая толстая.

Они двинулись по коридору, свернули за угол, затем спустились по мраморной лестнице; пройдя по очередному коридору, миновали огромные резные двери, в это время года всегда распахнутые, и вышли в сад, откуда, пройдя под высокой аркой, вышли в город.

+1

14

Поступившее от Дарена предложение писать было весьма неожиданным. Потому что сама Слава не задумывалась о подобном способе поддержания связи. Уходя или улетая, она всегда оставляла прошлое в прошлом, возвращаясь к нему разве только в воспоминаниях. А сейчас, улетая в Тридевятое, она собиралась либо не возвращаться в Амариссу вовсе в ближайшее столетие, либо вернуться сюда только вместе с освободительной армией.
- Да я бы, может, и хотела бы писать! Да вряд ли найдется подходящий гонец, – жар-птицы хмыкнула. Она, конечно, мало интересовалась экономическими да дипломатическими отношениями Нового и Древнего миров, но ума сообразить, что война на них плодотворно не повлияла, хватило. Поэтому в сердцах добавила – Орден же с этой его войной, будь они неладны! – для нее это объясняло все и даже немного больше.
На инсинуации друга относительно ее возможности лететь после выпитого пива она только коротко фыркнула, не став комментировать. Пусть мужчина сам догадывается, насколько глупым было его предположение. Чтобы она, жар-птица, и не смогла бы взлететь?! Глупости какие! К тому же она ведь не собирается надираться до состояния нестояния. Так, промочить горло перед дальней дорогой.
Однако предложение Дарена составить ей компанию в походе до трактира она приняла на ура. Пусть из-за этого и затягивалось прощание.
- Когда это я была против компании! – почти возмутилась она. Попыталась увернуться от локтя Дарена, таранящего ее бок. Не удалось. Но Огнеславу это несколько не огорчило. Она скептично хмыкнула на слова друга, кинула на него исподлобья полный ехидной укоризны взгляд, на показ попыталась оттянуть на руке кожу, безуспешно стараясь отыскать под ней жир. С ее худобой демонстрация не удалась, так что Славе оставалось только еще раз хмыкнуть и согласиться: - Да уж, на их фоне я бы просто потерялась! Как хорошо, что с таким тобой мне это не грозит! – не удержалась она от беззлобной шпильки.
Оплот и сад как-то незаметно остались позади. Да и дорога до трактира дядьки Шера была короткой и хорошо известной. Слава бы ее и с закрытыми глазами бы смогла бы преодолеть, наверное.
Она, блаженно и радостно зажмурившись, подняла лицо навстречу солнечным лучам. В Тридевятом климат суровее и холоднее. Как хорошо, что она в принципе не мерзлявая.
- Балдёёжь… - протянула она. И тут же пожалела о своей беспечности. Хоть дорога и знакомая, но под ноги смотреть все же стоило. Споткнувшись на неровности дороги, она едва не пропахала носом траншею, успев цепко ухватиться за идущего рядом Дарена. – Упс! – выровнялась и широко улыбнулась спутнику: - Ну вот, одна несомненная польза от твоего похода до трактира есть!
Дверь в «Зеленого зайца» как всегда слегка скрипнула, пропуская их внутрь. Слава никогда не могла догнать фантазии того, кто называл сие заведение. Или хотя бы предположить, что он в это время курил. Но вполне могла предположить, что упившиеся до потери ориентации посетители, действительно видят зеленых зайцев.
До вечера было еще несколько часов, поэтому посетителей было не так много, а потому можно было рассчитывать, что ждать исполнения заказа не придется – все будет сделано тот час же.

+2

15

Шагая бок о бок по широкой дороге, по обе стороны которой располагались всевозможные заведения, они не разговаривали. Слава, шедшая быстро - иначе бы она попросту не поспевала за длинноногим Дареном, - и вместе с тем легко, наслаждалась последними мгновениями, проведенными в теплой Амариссе; шедший рядом с ней, запрокинувшей голову и подставившей лицо солнечным лучам, Дарен следил за тем, чтобы она, увлекшаяся и совершенно не смотревшая на дорогу, не расшиблась, оступившись. Впрочем, путь ей был прекрасно известен, и шаги ее были уверенными, и потому Дарен расслабился...

И зря - в тот же момент она, нарушившая молчание восхищенным выдохом, вскрикнула, споткнувшись. Дарен успел протянуть ей руку, за которую она схватилась.

- Одна? - засмеялся он, когда Огнеслава выпрямилась. - Подожди, мне тебя еще из трактира тащить!

Они шагнули вперед - и вскоре оказались перед дверьми заведения, на вывеске которого был нарисован чуть кривоватый заяц, который, как когда-то рассказывал хозяин трактира заинтересованному Дарену, был раньше самым обычным и которого однажды какие-то шутники выкрасили в цвет молодой травы; с тех пор название и прижилось, говорил Шер, но Дарену, несмотря на пояснение, всегда казалось, что за названием стоит что-то большее - например, галлюциногенные вещества.

Ему, впрочем, хватало ума не говорить о своих подозрениях - дядька Шер и разозлиться мог, а там уже, разозлившись, лишить Дарена обыкновенной скидки на выпивку, полученной им, когда они со Славой сдружились и принялись в это заведение постоянно наведываться. Этого Дарен, разумеется, не хотел.

Хотя теперь-то какая разница, невольно подумал он, когда они вошли внутрь, - скоро, может случиться, не останется никакого "Зайца".

Заведение оказалось практически пустым - только несколько игроков в кости сидели возле окна, попивая пиво и ругаясь друг с другом. Дарен со Славой прошли к стойке, за которой обычно стоял трактирщик, ныне отстутвовавший, и Дарен, облокотившись, пару раз стукнул по дереву кулаком, крикнув затем:

- Эй, Шер! Принимай посетителей!

Трактирщик, полноватый и низенький, тут же возник из-за занавески, прикрывавшей вход в подсобные помещения. Увидав их, он заулыбался.

- А-а, здравствуй, Дарен, здравствуй, моя милая. Как обычно вам?

Дарен прищурился, раздумывая.

- Давай-ка нам рому, - велел он, - напоим нашу пташку так, что крыльев поднять не сможет.

+2


Вы здесь » В Тридевятом царстве » Тогда » Далеко


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC