В Тридевятом царстве

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В Тридевятом царстве » Архив игровых тем » Входя во вкус, уходишь в минус


Входя во вкус, уходишь в минус

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Марья тогда-еще-не Моревна, Кощей Бессмертный;
Время: конец весны, 476 год;
Место: трактир в Мирре;
Краткое описание: начиналась игра хорошо.

0

2

Внешний вид: темные узкие штаны, тонкая светлая рубашка, кожаные сапоги до колена; волосы собраны в косу.

Марья откинулась на спинку стула и, взглянув на подругу, не сдержала улыбки - до того усердно Ярослава, внимательно таращившаяся в свои карты, напускала на себя задумчивый и напряженный вид. Яра стремилась заставить окружающих думать, что у нее нет ни одной мало-мальски ценной карты и что она вот-вот продует, - и она, судя по всему, в этом преуспела. Их оппоненты - несколько полупьяных моряков, - переглядывались и ухмылялись друг другу, явно посчитав, что удача наконец повернулась к ним лицом, дав возможность отыграться и вернуть свое добро.

- Сдаем карты, - велел один из моряков, выкладывая на стол свои, остальные мужчины последовали его примеру. Яра не торопилась. - И ты, крошка, тоже. Лучше уже не будет, - оскалился он.

- Да куда уж лучше, - вздохнула Ярослава, - я ведь снова выиграла.

Она выложила свои карты, и Марья, наблюдавшая за реакцией оппонентов, прыснула - глаза их округлились, а челюсти так и отвисли, один пытался промычать что-то нечленораздельное, второй просто на Ярины карты таращился. И только третий - Марья на него с самого начала внимание обратила, лицо у него было недоброе, взгляд колючий, - совсем удивленным не выглядел.

- Я тебе другие карты сдавал! - наконец выдохнул первый.

Марья с Ярой синхронно мотнули головами.

- С самого начала эти были, - влезла Марья. - Отдавайте деньги да катитесь нахрен.

- Мухлевала стерва, - хриплым голосом проговорил третий, вставший со своего места и теперь возвышавшийся над ними. - Я со шлюшек этих глаз не спускал, видел, как с самой первой игры подружка ей карты подкладывала.

Марья удивленно приподняла брови - во-первых, не видела она, чтобы он хоть раз в их сторону взглянул, во-вторых, система их исправно работала вот уже второй год - до сих пор их с поличным не ловили, так что толкового плана по отступлению у них в запасе не было.

- Ну, что притихли? - почти ласково спросил он, вперившись в Марью тяжелым взглядом. Дружки его, заразившись настроением, тоже поднялись. - Как выкручиваться будете?

- Оставим вам деньги и уйдем? - предложила Марья, нащупывая рукоятку висевшего на бедре ножа и сжимая ее.

- Искать других дураков? Нет уж, - он хрипло рассмеялся. - Урок вам преподать нужно, такой, чтобы всякое желание жульничать навсегда пропало, - он оскалился, а партнеры его обошли стол и остановились у подруг за спинами, отрезая пути побега.

Марье в первый раз за вечер стало действительно не по себе.

+2

3

Внешний вид: штаны темные, рубаха льняная черная с поясом, сапоги из мягкой кожи с мысами загнутыми. Оружие и плащ оставлены на скамье у стола, вид слегка потрепанный, как у порядочно выпившего человека, только лицо бледное.

Вставшие плечом к плечу за спинами проштрафившихся мошенниц игроки внезапно и явно не по своей воле расступились, а между ними довольно нагло вклинилась высокая фигура в темном, посматривающая по сторонам замутненным взглядом.
- Прощения просим, - глухо прозвучал голос нахала, которому, судя по всему, больших трудов стоило держать свою темноволосую голову прямо. По всему видать было, что плещется внутри него уже порядочно вина крепкого. – Шатнуло…

Этот трактир Кощей выбрал в качестве ночлега перед возвращением в Старый мир не случайно. Отсюда когда-то он отправился в затянувшееся на пару десятилетий путешествий, сюда возвращался не менее десяти раз, и здесь же два года назад ему едва не раскроили голову. В общем, местечко для его биографии было значимым, и желательно было оставить о нем хорошие воспоминания. Оттого-то Бессмертный и доводил в течение вечера свой организм до состояния полнейшего изумления с таким усердием, словно выпускник Оплота, впервые за много лет дорвавшийся до выпивки, попутно поглядывая по сторонам в ожидании зрелища, без которого даже хлеб из лучшей печи двух миров не тот.
На двух девиц-красавиц, заявившихся позже него и ввязавшихся в игру с просоленными морскими волками, он тоже поглядывал, причем с каждой выпитой кружкой все более оценивающе. Ладные были девахи, что уж говорить, особливо та, что незаметно для мужичков старалась карточку подружке подходящую подсунуть.
Этаким-то макаром дивчины сбережения моряцкие себе и присваивали, да все ж таки где-то опростоволосились либо попался им в супротивники кто-то глазастый. Пригорюнившийся было над очередной кружкой Кощей вынырнул из своих раздумий как раз в тот момент, когда троица просоленная девок обступать начала, корча такие рожи, что все помыслы гнусные читались как с листа.

- Да тут игра шла веселая… - слегка покачиваясь, указал колдун опьяневший на рассыпанные по столу карты. Довел он себя все-таки до той кондиции, в которой ему как правило хотелось кого-нибудь облагодетельствовать – оттого и разум его, помышлявший в последнюю минуту о том, что девкам и помимо денег есть что ставить, заработал уже после того, как ввязался он в намечавшуюся свару. Оно, быть может, и к лучшему – зрелища все равно душа требовала, а со смертными порой интересные шутки играть можно было. Да и жаль ему было бы, если старомирских девиц на его глазах сильничать начали бы или еще каким непотребствам подвергать. Землячки все-таки.
- Продолжить бы, а? – если что и могло отвлечь подвыпивших морячков от желания добраться до чести девичьей, так это звон  монетный. Бухнул Кощей на стол мешочек с виду и небольшой, да по стуку сразу понятно стало, что тяжеленький, да с тем расчетом бухнул, чтобы монеты на свет показались, а парочка как бы случайно на пол скатились. И пока двое на мешочек глазели и перспективы новые оценивали, а третий на карачках под столом ползал, разыскивая упавшее, колдун девиц-то теснить начал за спину свою пускай шириной и не богатырскую, но мужскую.

+2

4

Принялись они наперебой подробностями сыпать, от которых кровь у Марьи в жилах похолодела да появилось желания тут же ножом самого ближнего пырнуть - а потом сразу бежать, - но вместо этого сидела она, не шевелясь и панике не поддаваясь. Не могла она бездумно напасть - надо было более удобного момента дождаться, и пока Марья его дожидалась, она быстро обдумывала другие способы спасения. Закричать, может, на помощь позвать? Нет, не пойдет - публика такая подобралась, что предпочтет наблюдать за насилием, нежели его предотвратить. Заболтать попытаться? Стоит попробовать. Авось и время какое-то выгадать удастся...

- Дяденьки, ну мы же не из злого умысла, - повернувшись к морякам и уставившись на них наполнившимися слезами глазами, начала она умоляющим голосом, чем вызвала только взрыв смеха. Но замолчать не замолчала, принялась про судьбинушку горькую рассказывать, вытягивая в то же время нож свой и готовясь удар нанести.

И вот он, момент-то, - один из мужиков положил на плечо ей руку, и Марья уже приготовилась его в бок открытый ударить, как отступил он вдруг, отворачиваясь. Второй тоже шагнул в сторону, и между ними в освободившемся пространстве выросла новая фигура. Фигура эта, откровенно покачивавшаяся, на какое-то мгновение отвлекла внимание троицы, чем решили воспользоваться Марья с Ярой, быстро поднявшиеся да намеревавшиеся в образовавшийся просвет проскочить. И ведь проскочили - потому как мужикам к тому моменту совсем не до девиц стало, вперили они глаза свои в тяжелый мешочек, который подошедший грохнул перед ними на стол, предлагая к игре вернуться.

А те не дураки отказываться - прикинули они, сколько им предлагается денег, оценили степень опьянения предлагавшего, да тут же и согласились. Двое за стол вновь уселись, третий, стоило ему все монеты с пола подобрать, выпрямился и тут же к дружкам своим присоединился, и вместе они уставились выжидательно на нового мужчину. А тот шагнул к столу, словно бы стремясь девиц за спиной своей спрятать, но присаживаться не спешил, будто и не интересовала его игра на деле. Марья удивилась - но разбираться в мотивах "спасителя" не стала, принялись они с Ярой к выходу пробираться. Незамеченными им уйти не удалось - в спину им донеслись насмешливое "Что, пропала охота людей грабить?" и пьяный гогот, после чего к выходу подруги кинулись уже бегом, хотя преследовать их, кажется, никто не стал, не до того морякам уже было.

Выскочили они на улицу и забежали за угол, а там всякий страх как рукой сняло - остановились они да расхохотались.

- Боги добрые, я и не надеялась так легко отвязаться, - отсмеявшись, выдохнула Марья. - Жалко, конечно, деньги-то...

- Жалко, - согласилась Яра, - но ничего, завтра у кого-нибудь отыграем. Хотя тактику надо менять.

- Надо. Может, попробовать поиграть честно? - снова засмеялась Марья.

- Может, - улыбнулась в ответ Яра, - а пока пойдем-ка домой от греха подальше.

С этими словами Ярослава двинулась вперед, а вот Марья задержалась; интересно ей было узнать, чем дело для мужчины того кончилось, а потому, стоило подруге скрыться за поворотом, Марья вернулась назад и заглянула в окно, силясь разглядеть что-нибудь сквозь грязное стекло.

+3

5

А за стеклом внутри трактира, после так и неразыгравшейся бури, царило спокойствие и благолепие. Четверка игроков восседала за столом, и у троих уже руки чесались от предвкушения возможности забраться в чужой кошель и выудить оттуда все до последнего жалкого гроша, тем более что предполагаемая жертва вела себя крайне беспечно и, если не клевала носом, пропуская нехитрые манипуляции моряков, грешивших теми же приемчиками, из-за которых едва не разделались с девицами, то путала карты, порой сбрасывая их и вовсе невпопад.
- И еще пяток золотых выложи, господин хороший. За твое здоровье, - посмеиваясь, поднес к усищам кружку тот глазастый, что углядел обман недавний двух подруг. Темноволосый закивал, отдал монеты и даже протянул руку через стол, чтобы совершенно по-братски чокнуться кружками со счастливчиком. Мол, за свое собственное здоровье и я с тобой выпью, отчего ж нет? Здоровье, брат, оно одно, его не купишь.

- А жаль все-таки, что девки удрали. Ладные были, люблю таких, - шумно выдохнула моряцкая душа, истосковавшаяся, поди, по ласке да наобнимавшаяся во время штормов со всем, что на палубе под руку подворачивалось, от падения в пучину себя оберегая.
- Пес с ними, - беспечно отмахнулся другой, тасовавший колоду. – Вот игру закончим – получше себе краль подыщем из тех, что все умеют да не ломаются, - дружный хохот трех просоленных глоток не давал и повода усомниться в том, что на результат сия компания настроена исключительно положительный.

Однако ж минуты шли, а незнакомец нет-нет да начал проигранное отыгрывать – неторопливо так, но основательно, и легкомысленные разговорчики и смешки звучать перестали, а на лицах моряцких серьезность выступила пополам с недоумением. После очередной кружки меда обнаружилось, что пьянчужка темноволосый уже и при своих остается, при этом с виду трезветь и не думая. Тогда-то и решили молодцы морские, что коль удача к ним задом поворачивается, надо бы ей руками ловкими, узлы привыкшими вязать, настойчивее направление верное указать.
- Вот так-то, дядя, - шлепнул картами о стол самый глазастый и потянулся было к горке монет, однако из-под стола тут же сама собой выпорхнула ранее сброшенная карта и щелкнула обманщика по носу.
- И вот так-то, - тихо и грустно произнес незнакомец, поднимая совсем было опустившуюся на стол голову. – Нехорошо, ребятки, не по-людски так-то. В чужом глазу соринку-то приметили, а в своем и бревно, стало быть, замечать не следует?

К чести троицы приятелей сказать стоит, что хоть рты-то они и разинули, но сообразили быстро, как можно все в свою пользу переиграть, а проще говоря – вернуться к тому, с чего начали и свару сызнова затеять.
- Эге, - протянул один, обменявшись с прочими выразительными взглядами, - Сдается мне, ребятки, неспроста этот-то помешал нам с девками толковать, одной они шайкой промышляют. Весь вечер нам головы дурят. Нет, брат, шалишь… - троица дружно поднялась из-за стола и окружила сидевшего чародея.
- Думается мне… - лениво протянул самый здоровый, положив руку на плечо соперника. – Поступим мы вот как. Заберем мы денежки свои и твои – будет это уплатой за время нами потерянное – и пойдем по делам своим. А ты посидишь здесь тихонько и цел остане…

Договорить молодцу не позволила скамья, весьма некстати и неведомым образом подсекшая ноги его и приятельские. Темноволосый же, проявив прыть неожиданную, оказался на ногах, и пока морячки бранными словами сыпали да с полу подымались, очутился по другую сторону все того же стола.
- Ежа морского тебе в требуху, не желаешь добром, значит? Валяй его, ребята, - зычно предложил здоровяк, ухватив подвернувшийся под руки прут железный, коим в очаге угли мешали.

+3

6

Сквозь мутное стекло, к которому прильнула Марья, разглядеть что-либо можно было с трудом - одни лишь силуэты, не отличимые друг от друга, видны были; она наскоро его протерла рукавом рубашки - стало немного лучше - и отыскала глазами стол, за которым все еще мужики те сидели. Четвертый, который случайно или по собственному разумению Марье с подругой сбежать от наказания помог, присоединился-таки к игре; наблюдала она за тем, как один из моряков карты сдает, а другие, перебрасываясь репликами, с новичком кружками чокаются.

Убедилась Марья, что вмешавшегося не поколотили, - и возвращаться бы ей теперь домой, однако она не спешила, смотрела все в окно. Больно интересно ей было знать, чем игра закончится; любопытство ее усилилось лишь от того, что спаситель-то их, которого сейчас она разглядела, явно с родных земель родом был; даже переживать за судьбу его стала - а то ведь такой пьяный, что и не заметит, как прохвосты те догола разденут.

Однако с выводами она поторопилась - игра постепенно в пользу Марьиного соотечественника оборачивалась; Марья издалека видела, как удивлены и недовольны его оппоненты, рассчитывавшие на легкую добычу. Всю игру они переглядывались, а как последняя карта на стол легла, так расплылись все как один в довольных ухмылках. Потом заговорили, а потом троица поднялась, и лица, углядела Марья, у них откровенно угрожающими стали. Намеревались они, похоже, уходить с выигрышем, да только и шагу ступить не успели - повалились дружно наземь, отчего она, не понявшая, что вообще произошло-то, не удержалась и прыснула. Подхватились они быстро, и намерения их стали серьезными: тот, который об обмане девиц прознал, выхватил из камина кочергу, другие два принялись четвертого обходить, чтобы не сбежал.

Марья закусила губу - убьют ведь мужика сейчас; Марье ему помочь хотелось - да вот только как, она не знала. Могла она внутрь вернуться да отвлечь их внимание на себя - но такая выходка ничем хорошим для нее самой не кончилась бы; понимала это Марья прекрасно, и от страха за собственную судьбу у нее зубы едва не стучали, и все-таки она, проверив, легко ли кинжал из ножен выходит, решительно направилась внутрь. А там осторожно подобралась поближе и, наблюдая, как мужик с кочергой размахивается да удар пытается по цели нанести, присела за стол к небольшой компании, наблюдавшей за назревающей дракой.

- Что происходит? - поинтересовалась она.

Мужчины, к которым она подсела, ввели ее в курс дела; затем один взглянул на нее и протянул:

- Это не ты с ними недавно играла?

- Я, - подтвердила Марья и затараторила с неподдельным возмущением: - Обвинили нас в жульничестве, а сами мухлевали по-страшному. Я-то их тут пару дней видала, всякий раз они своих соперников обжуливали да до последнего гроша обирали. А мы-то честно играли, да стали выигрывать, вот они и...

Один из мужчин отвернулся, потеряв интерес к разговору; другой, наоборот, внимательно взглянул на нее.

- Обжуливали, говоришь? - Марья утвердительно кивнула. - Я ж этим ублюдкам целое состояние вчера проиграл... - он поднялся да двинулся к мужикам, с ходу ударяя одного из моряков в лицо, да так сильно, что тот и на ногах не устоял.

+2

7

Чародейство – аргумент в споре серьезный, но и кочерга в умелых руках ему не уступит, даже если не по голове, а, скажем, по хребтине удар придется. Так вот и вышло, что Кощей, рассчитывавший насладиться каким-нибудь зрелищем, сам развлекал честную и не слишком публику, которую все происходящее, судя по одобрительным возгласам, весьма и весьма забавляло.
Веселились, правда, не все, и помощь пришла оттуда, откуда ее и не ждали. К своему разочарованию, сам момент активного вмешательства нового участника драки колдун пропустил, а когда обернулся на короткий миг, заслышав звук упавшего тела, мог лицезреть лишь ноги, торчавшие из-под опрокинувшейся лавки, и судя по тому, что ноги те пребывали в состоянии полнейшего покоя, хозяин их подниматься в ближайшее время отказывался напрочь.
- А! – воинственным кличем отметив свою озабоченность судьбою павшего товарища, злодей с железякой в руке сделал было длинный выпад, но мгновением спустя взвыл и швырнул кочергу на пол с таким видом, словно вместо нее ему в руки попал ядовитый аспид. Причина открылась тотчас же – ладони его на глазах краснели и покрывались волдырями, а с такими ожогами за карты садиться всякая охота пропадет.С оставшимся моряком было бы и того проще, если бы не одно «но»…

Впоследствии, за время плавания между Новым и Старым миром, Бессмертный обдумает случившийся казус, а еще немногим позднее в чародейскую науку войдет предупреждение о скверной сочетаемости изрядного количества спиртосодержащих веществ в организме колдуна и ряда ментальных заклинаний. По счастью, потенциальные неудобства не приведут к пересмотру большинством чародеев своего образа жизни, и изготовители вин заморских и сладких не станут винить Бессмертного в убытках, но у многих, обучающихся магическому искусству, появиться лишний повод похихикать во время скучных лекций.

Пока же под хохот посетителей и потирающего руки, довольного тем, что привлекающее внимание к заведению происшествие, случилось в этих стенах, трактирщика, широкая метла по-хозяйски выметала за двери бунтующего и рвущегося на помощь дружкам-товарищам моряка, время от времени ударяя для сговорчивости черенком по лбу. Кощея же, утратившего и прежде не слишком четкую ориентацию в пространстве и более не обращавшего внимание на сидящего на полу и горестно подвывавшего обожженного морского волка, начало ощутимо клонить в сторону, придавая телу дополнительное ускорение в совсем ненужном чародею направлении. И лежать бы ему, горемыке, вскорости на полу, кабы не подхватила его чья-то рука услужливая да не усадила на скамью к стене поближе.
- Вина! - тряхнув гривой волос темных, тут же затребовал колдун неугомонный, душа которого требовала погасить пыл воинственный, до конца не выплеснутый. Пелена же, с глаз спадая, являла вместо себя лик девичий.
- И меда, - уже с толикой задумчивости в голосе добавил Бессмертный, позабывший благополучно о кошеле набитом, так и оставшемся украшением опустевшего стола, за которым игра велась карточная.

Отредактировано Кощей Бессмертный (2014-08-31 21:49:12)

+1

8

Марье уйти бы - пока сама поперек хребта кочергой не схлопотала да пока Яра, наверняка уже волнующаяся, не отправилась на ее поиски, - однако она оставалась в трактире и, заразившись настроением развеселившейся толпы, с увлечением наблюдала за происходящем, охая, когда один из ударов разбушевавшегося моряка едва не достиг своей цели, и смеясь, когда мужик выронил свое оружие, принявшись ойкать и трясти явно обожженной рукой.

Переживала-то она, оказывается, зря - соотечественник ее колдуном оказался, - но Марья не жалела, что вернулась для того, чтобы вмешаться: где бы еще она увидела такое представление? Жаль, Яра вперед убежала и не увидела расправы над моряками, подумала Марья, вместе со своими соседями заливаясь хохотом, когда заговоренная метла, выскочившая незнамо откуда, выгнала из трактира последнего мужика, наподдав ему по лбу напоследок.

Когда со всеми противниками было покончено, чародей древнемирский пошатнулся - видно, выпитое напоминало о себе, - да чуть было не свалился; один из мужчин, с которыми Марья сидела, вовремя поднялся да удержал колдуна на ногах, затем толкнув его на скамью. А тот тут же вина потребовал - словно и без того мало выпил, - после чего мужик хлопнул колдуна по плечу да со смехом пообещал целый кувшин ему принести. Тут же он направился к трактирщику, обещание свое исполнять; Марья проводила его глазами и повернулась к колдуну, разглядывая его с любопытством.

- Деньги-то забыл, - проговорила она на родном языке.

+1

9

Левая бровь чародея задумчиво приподнялась, отразив работу напряженную мыслей. Оценив собственные шансы подняться на ноги, дойти до стола, за которым велась игра, и вернуться обратно, как весьма невысокие, Кощей порешил рискнуть и прибегнуть вновь к нехитрым заклинаниям. К удовлетворению его, кошель, пусть и заставив сидящих неподалеку мужей головы пригнуть, вернулся во владение хозяина, не рассыпав ни единой монетки.

- Почитай, лет двадцать… - не договорив, колдун воззрился на поставленный перед ним обещанный кувшин, в котором, в отсутствие кружки, не преминул тут же щетину свою смочить. Отставив же посудину в сторону и милостиво кивнув исполнителю его желания, он вернулся к недосказанному.
- Тридцать лет не видал женщину из Старого мира так близко, - что неудивительно, учитывая, что последние десятилетия Кощей странствовал в тех краях, которых и новомирцы-то своим вниманием не жаловали. Откуда там взяться выходцам с его родины, да еще девицам молодым?

- Фью… - недоверчиво присвистнул мужик щедрый и исполнительный, решивший, что на правах поителя имеет полное право задавать вопросы. Даром разве учил он язык заморский, на котором говорил все же прескверно, но понимал многое. – Сколько ж лет-то тебе было? Не иначе, мальцом совсем попал сюда?
- Да уж помоложе выглядел, чем ныне, - не стал отрицать чародей, двинувший кувшин в сторону девы, которую разглядывал так, словно перед ним книга лежала непрочитанная да интересная. – Где ж подруга твоя? Одну оставила…

Отредактировано Кощей Бессмертный (2014-09-07 12:09:20)

+1

10

Да уж, думала Марья, наблюдая за тем, как кошель летит к своему хозяину, - неплохо чародеем быть: даже вставать, рискуя тут же растянуться на полу, не пришлось, само все в руки буквально приплыло. Вместе с кошелем появился и кувшин с питьем - правда, не по волшебству, тут уже мужик услужливый постарался, вернувшийся от трактирщика и тут же присевший по соседству да уши навостривший.

Язык-то, видать, понимал - поскольку тут же в беседу вступил, подвергая сомнению сказанное мужчиной. Марья в свою очередь отнеслась к словам того не с таким недоверием - она-то знала, что на родине их и яблочки молодильные водятся, и чародеи бессмертные живут, - а потому вопрос задала по-другому.

- Это ж сколько тебе лет сейчас? - поинтересовалась Марья, вопросительно изгибая бровь. - Я-то своих тоже давно не видала... Не так давно, впрочем, всего лет пять назад здесь оказалась, - проговорила она.

Он пододвинул к ней кувшин, и Марья, ничуть не смущаясь пристального взгляда рассматривавшего ее мужчины, к нему приложилась. Сделав пару глотков, она отставила сосуд и, вытерев губы, улыбнулась.

- А подруга моя домой отправилась, я-то осталась на игру поглядеть. А теперь и мне бы пора, тем более, раз уж все кончилось.

+2

11

- Как знать… - неопределенно усмехнулся чародей, очерчивая двумя пальцами руки линию заметно выделявшихся на бледном лице усов. В одном краса-девица была права – пора пришла возвращаться домой, пусть она и подразумевала этим словом всего лишь дом, а Кощей думал о целом крае, некогда оставлены и им самим и, как выяснилось, его родичами.

- Быть может, все только начинается, - как известно, только ленивый не становится философом после пары-тройки кувшинов вина сладкого, но глаза Бессмертного против его воли многообещающе заблестели, губы изогнулись в весьма ехидной улыбке, а посудина, отставленная женской рукой, слегка приподнялась над крышкой стола. Продолжались эти метаморфозы всего-то пару мгновений, которых хватило волшебнику для того, чтобы унять силушку накопленную, нажитую, рвущуюся порой наружу в минуты раздумий и мечтаний. Была у колдуна одна гипотеза, согласно которой убить его можно было бы лишением возможности колдовать – этак-то и захлебнуться силушкой недолго.

- Лет мне, почитай, столько же, сколько трактиру этому да и добавить немножко не зазорно будет, - колдун лукаво прищурился. – Как звать-то тебя? Глядишь, и свидимся еще в том или ином Свете.

+2

12

Марья засмеялась, переводя взгляд с колдуна, лицо которого приобрело ехиднейшее выражение, на кувшин, приподнявшийся над столом.

- Ты вино-то не разлей, - проговорила она и, стоило сосуду опуститься на место, придвинула его к себе - авось целее будет. - А этакие фокусы любой шарлатан продемонстрировать может. Их в базарный день знаешь сколько собирается? И каждый подобные штуки выделывает, - добавила Марья, улыбаясь, впрочем, добродушно - критиковать-то не со зла взялась, скорее из любопытства, что дальше последует.

А дальше последовали слова, услыхав которые мужик, тот, что вина принес да до сих пор поблизости сидел, уши грея, загоготал - да ты, мол, знаешь ли, сколько годков трактир этот справил? Брешет, - заявил мужик уверенно, а потом отправился куда-то по своим делам, вдруг потеряв интерес к ним обоим. Марья проводила его взглядом, а потом повернулась к собеседнику своему.

- Звать меня Марьей, - представилась она, а потом, прищурившись и ожидая худшего - уж знала она, кто у них на родине дольше всех живет, и истории все, тех колдунов в самом дурном свете изобличающие, слыхала, и потому стала ожидать подлянки какой, - задала вопрос. - А сам-то кем будешь?

+2

13

Не в первый раз Кощея сочли брехуном. Оно и неудивительно – с такой-то ехидной физиономией. Порой и сам колдун, глядя на собственное отражение, приговаривал: «Не верю я тебе, Кощеюшка. Врешь ты все, затеваешь ты что-то».
Вослед за кошелем набитым настал черед и прочих пожитков чародея вернуться к хозяину. Пресытившийся зрелищами люд попросту проигнорировал пролетевшие над головами плащ и ножны, ничуть не опасаясь, что из последних выскользнет клинок булатный да чью-нибудь голову хмельную располовинит.

- Чай, сама догадаешься, кто я таков буду, - и если девица сочтет его воистину брехуном и самозванцем, полунамеками указывающим на свою принадлежность к роду чародеев, которых в Старом свете небеспричинно побаивались да извести не единожды пытались, то так тому и быть. Верь ему всякий на слово – неприятностей было бы куда больше, да и с совестью своей, а она, какая-никакая, но у Бессмертных имелась, договариваться так было проще.
- Это… - словно из воздуха возник в руках колдуна костяной гребень для волос – безделушка безделушкой, вещь каждой женщине необходимая, на местном рынке сыскать можно было и работы более-тонкой, камешками драгоценными украшенные. На этом же тускло поблескивал посередке один-единственный темно-синий образец работы ювелиров местных. – Коль не побоишься – себе возьми на память. Устанешь иль голова разболится – подумай о чем-нибудь хорошем да по волосам гребнем проведи. Глядишь, и поможет.

+1

14

Уж догадалась, подумала Марья, продолжавшая с прищуром глядеть на своего собеседника и теперь не знавшая, как себя повести: не то, опомнившись, тут же деру дать, не то остаться. Рассудив, что, захоти колдун ей вред причинить - не тянул бы, решила она, что не отказалась бы еще посидеть, - да только за окном стемнело совсем, и Яра, давным-давно дома оказавшаяся, наверняка была уже вне себя от злости и беспокойства. А потому, уж как бы ей остаться ни хотелось, уходить действительно нужно было; вот только не бежать с позором, как трусиха последняя, - а мысли такие у Марьи, признаться появлялись, на пару с догадкой о личности собеседника пришли, - а по-человечески, распрощавшись да отблагодарив колдуна.

А тот, пока Марья раздумывала, рукой взмахнул - да появился в ладони у него гребень костяной, который колдун протянул Марье.

- Спасибо, - проговорила она, принимая подарок да разглядывая его: вещица самая обыкновенная, но Марье именно простотой и приглянулась. Спрятав гребень в карман, стала Марья подниматься, раздумывая, чем бы в ответ одарить, да только не было у нее при себе ничего: только колечко простенькое, которое ему бы ни на один палец не налезло, да нож, и тот плохонький.
Только одно ей в голову пришло: наклонилась она да поцеловала колдуна в колючую щеку. Выпрямившись затем, она, улыбнувшись, проговорила:

- И за гребень спасибо, и за то, что выручил. А теперь мне уходить пора, - смахнув со лба волосы, вылезшие из подрастрепавшейся за день прически, Марья развернулась да направилась к выходу. По пути обернувшись через плечо, она махнула колдуну рукой на прощание. - Авось, еще встретимся!

Выскочила Марья затем за дверь; на улице пронеслась она мимо собравшихся на противоположной стороне шулеров, до сих пор горестно подвывавших, да направилась к дому дядьки - материного брата, - где поджидала ее Ярослава, которая, только увидав на пороге, тут же бранью разразилась. Там, первым делом спрятав гребешок в свою дорожную сумку, легла Марья скоро спать - и снился ей колдун Бессмертный, и были это приятные сны.

0


Вы здесь » В Тридевятом царстве » Архив игровых тем » Входя во вкус, уходишь в минус


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC